Мамаево побоище 

После смерти Ивана II Ивановича в 1359 году опекуном 9-ти летнего князя Дмитрия стал Митрополит Алексий (Алексей Федорович Бяконт), возглавивший боярскую думу. Алексий, пользовался большой благосклонностью в Орде, где исцелил болевшую глазами ханшу Тайдулу. 

Alessio Kapkov"Жена Чанибекова (Джанибека), Тайдула, страдая в тяжкой болезни, требовала его (Митрополита Алексия) помощи... Алексий поехал в Орду с надеждою на Бога и не обманулся, Тайдула выздоровела... Завоевав в Персии город Таврис... и навьючив 400 верблюдов взятыми в добычу драгоценностями, сей Хан был (в 1357 году) злодейски убит сыном Бердибеком... Митрополит, очевидец столь ужасного происшествия, едва успел возвратиться в Москву
… Великий Князь (Московский), его семейство, Бояре, народ встретили добродетельного Митрополита как утешителя небесного, и - что было всего трогательнее - восьмилетний сын Иоаннов, Димитрий... умиленный знаками всеобщей любви к Алексию, проливая слезы, говорил ему с необыкновенною для своего нежного возраста силою: "о Владыко! ты даровал нам житие мирное, чем изъявим тебе свою признательность?
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.315-316./

Алексий, обладая исключительным умом и способностями, был фактическим правителем Московского княжества при трёх московских князьях. Именно он содействовал тому, что великое княжение укрепилось окончательно за московскими князьями. Все междоусобицы, вся пролитая кровь в земле Суздальской в те годы пролилась благодаря воле Митрополита. Московская Православная церковь всегда была привержена "державности" значительно больше, чем сами князья. Как для Димитрия, так и для Митрополита Алексия, Хан Мурут, выдавший им великокняжеский ярлык, был не просто земным повелителем, но и Наместником Бога на земле, то есть - Царем. Именно Митрополит Алексий и вся его церковная братия денно и нощно молились за земного Царя – Мурута. 

"Уже в Византии христианство превратилось в государственную религию. Там же сформировалась доктрина, которую можно назвать "идеологией священной христианской державы". Согласно этой доктрине, вселенской церкви соответствует священная христианская держава во главе с христианским монархом... 
Именно из Византии пришло на Русь (Московию) представление о том, что Церковь не может существовать без Царства; между Царством и Церковью должно существовать полное единство - "симфония". Характерно, что когда на территории Руси (Московии) появился царь - и не православный христианин, а иноверец - монгольский хан, наша (Владимирская, позже Московская) церковь поспешила признать его и вскоре стала возносить молитвы за хана. 
Монголо-татары, для которых было характерно покровительство всем религиям, в свою очередь предоставили церкви многочисленные привилегии. Церковь, таким образом, продемонстрировала свою солидарность с властью (пусть иноверной), а не с народом... 
Не случайно такое тяготение церкви к Москве. На самом деле это - тяготение к Орде, к Власти то есть". 
/Журнал "Простор" №3, Алматы, 1998 год, стр. 120-121. Статья Юрия Афанасьева: "Взгляд из Москвы"./

Вот таков Митрополит Алексий - спаситель человеческих душ! Полнейшая пародия на религиозного священника. Именно наличие Митрополита Алексия (и благосклонное отношение к нему), который был «посажен» до совершеннолетия Дмитрия «править» в Московском Улусе и позволило отдать этот улус несовершеннолетнему князю вопреки всем законам Золотой Орды.

Но интересен еще вопрос, а почему и в этот раз московский князь получил ярлык на великокняжеский стол? Ханы династии Чингисидов, правящие в Золотой Орде, даже не подвергали сомнению право наследников Александра Невского на приоритет. Любые распри между князьями, в конце концов, решаются в пользу Москвы; все доносы в Орду идут, как правило, из Москвы. Ни одного казненного московского князя за 100 лет до Димитрия в исторических документах не зафиксировано. Хотя у князей других линий головы летят повсеместно. Правда, было много князей этой династии отравленных, но это - другой вопрос. Любые просьбы Московских князей по наведению порядка в Суздальской земле и подавлению смуты, Ханы Золотой Орды тут же исполняли.

Элита Золотой Орды переезжала, селилась, получала льготы, жила и чувствовала себя в Московии, как дома. Не то что в Твери или в Рязани, где против них всегда бунтовали, а зачастую их и вовсе вырезали. В Москве же с 1272 года по 1373 год не известно ни об одном бунте против татар.

moscow kremlИ, что интересно, представители Золотой Орды так, как в Московии, не вели себя ни в одной покоренной земле.

Даже все походы Ханских войск в Суздальскую землю после 1238 года осуществлялись только по просьбе или по ложному доносу родственников так называемого Александра Невского.

Но если вспомнить факт, что Москва основана во времена Ордынские, в 1272 году, что в ней с самого начала свободно селились выходцы с юга Золотой Орды - татары, то станет понятно, почему отдавалось Москве предпочтение перед Тверью, Владимиром, Рязанью, Нижним Новгородом, Ростовом и другими городами. Есть и вторая немаловажная причина: первым Московским князем стал, по существу, Чингисид - младший сын Александра Невского - Даниил.

Но что интересно, лица рода Чингисидов не могли быть убиты своими сородичами с пролитием крови, что считалось прегрешением перед Небом. И вполне объяснимо, отчего и сам Александр Невский, и несколько его наследователей умерли какой-то странной смертью, "возвращаясь с Орды".

Ханы не стали проливать кровь Александра, его просто отравили за провинности перед Золотой Ордой. Наказан он был за бунт, происшедший в Суздальской земле в 1262 году. Даже Н.М. Карамзин в своей "хвалебной оде о Московии", с оглядкой и намеками вынужден был тот факт признать.

"Сии происшествия должны были иметь следствие весьма несчастное... Правительство (Александр Невский) не могло или не хотело удержать народ, то и другое обвиняло Александра в глазах Хановых, и Великий Князь решился ехать в Орду с оправданием и с дарами". 
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.204./

Естественно, князь Александр поехал в Орду не по своей воле, а по строжайшему приказу Хана Берке. Но главное состоит в том, что даже смерть Александра Невского, именно через отравление, лишний раз свидетельствует о его родстве с династией Чингисидов - умер без пролития крови.

Вот мы и установили главные причины, почему князья-московиты, начиная с конца XIII века, получали преимущество при наследовании великокняжеского стола. Именно эти причины явились определяющими в дальнейшем росте могущества Московского Улуса перед остальными улусами Суздальской земли.

Одновременно не стоит забывать, что и сам Александр Невский, и его наследователи проводили в столице Орды - Сарае, да в ставке Хана, то ли в военное время, то ли при развлечении и охоте, большую часть своей жизни. Они были своими среди знати Золотой Орды.

xa-144"Столица Орды - Сарай - это действительно Золотой Дворец, он являл такое великолепие, которого в русских (суздальских) городах, к тому же разоренных и разоряемых как татарами, так и теми, "кто будут, - как сказал А. Галич, - похуже Мамая, - своими", не было. В этом Дворце обитала Власть - абсолютная, безмерная, безграничная, максимально жестокая, непредсказуемая и недосягаемая, а потому - притягательная и зачаровывающая.
Не удивительно, что московские князья так любили ездить в Орду. Приобщиться к Власти - вот что тянуло сюда даниловичей, рюриковичей и прочую русскую (суздальскую) знать. Кроме того, Сарай - это был город царя. Того царя, кстати, мусульманина, за которого молились в русских (московских) церквах".
/Журнал "Простор" №3, 1998 год, стр.120. Алматы. Статья Юрия Афанасьева "Взгляд из Москвы"./

Владимирские, а позже Московские князья, с величайшим удовольствием годами сидели в Орде, приобщались к власти, заигрывали перед Ханской знатью; месяцами носились по степи из конца в конец, принимали участие в Ханской охоте и развлечениях; вместе с Ханами хаживали в военные походы. Именно глядя на татарское единовластие, они впоследствии, в XVII-XVIII веках и произвели свое подобие - "самодержавие". Не стоит думать, что этой участи избежал московский князь Димитрий, будущий Донской.

И этот князь годами сиживал в Орде, приобщаясь к татарской культуре, повадкам и методам правления Ханов. Ему приходилось бывать в Сарае даже чаще, чем его предшественникам, так как за время смуты в Орде сменилось около 25 Ханов. И всем Ханам, просидевшим на престоле хотя бы около года, Димитрию приходилось лично присягать на верность, то есть залазить на коленях в хомут, ползти к ногам Хана, унижаться, как того требовал тогдашний этикет Золотой Орды.

Не будем забывать, что князю Димитрию приходилось лично отвозить в Орду ежегодную дань и постоянно возобновлять ярлык на великокняжеский стол. В Сарае и в ставке Хана Димитрию скучать не приходилось.

Во-первых, его всегда сопровождала в Орду большая боярская свита и военная дружина, которая в любую минуту могла понадобиться Хану. Во-вторых, Димитрия с самого детства при поездке в Сарай сопровождал Митрополит Алексий, которому в Орде тоже находилась работа (речь идет о Сарайской Епархии, подчиненной Митрополиту). Как видим, - все были при деле...

"Но любопытно, что русские (московские) князья, даже во время "замятни" (то есть во время смуты 1359 - 1380 годов), когда ханы менялись чуть ли не каждый год, продолжали возить "выход" (дань) в Орду - то есть тот взнос, на который Орда содержала свое войско, помогавшее в войнах с немцами, литовцами и всеми врагами Великого княжества Владимирского".
/Л.Н. Гумилев "Меня называют евразийцем". Алма-Ата, 1991 год, стр.15./

Не стоит забывать, что профессор Л.Н. Гумилев также состоял на службе у власти и мог писать только то, что позволяла цензура. Он скромно умолчал о том, что к началу "замятни" не существовало единого "Великого княжества Владимирского". С 1285 года существовало Великое княжество Тверское, где первым ярлык на стол получил Михаил Ярославович; с 1303 года появилось (хоть и временно) Великое княжество Московское, где впервые ярлык на стол получил князь Юрий Данилович; еще до нашествия Хана Батыя существовало самостоятельное Рязанское княжество. Однако даже во время смуты в Золотой Орде, Москва продолжала униженно возить "выход" в Сарай и даже не помышляла об освобождении от так называемого "татаро-монгольского ига". Свергать то, чего не существовало – попросту невозможно.

vkl14-15

В 1373 году Московское княжество, а вернее Улус Золотой Орды, заключило с Литвой, или вернее будет сказано, - с Великим Литовским Княжеством, соглашение о мире.

"Нет войны между нами. Путь нашим Послам и купцам... свободен. Князь Михаил (Тверской) должен возвратить все похищенное им в областях Великого Княжения (Московского) во время трех бывших перемирий и вывести оттуда своих Наместников, а буде они не выедут, то Димитрий (Московский) может их взять под стражу и сам управиться с Михаилом в случае новых его насилий; Ольгерду (Великий Литовский князь) же в таком случае не вступаться за шурина. Когда люди Московские, посланные в Орду жаловаться на Князя Тверского, успеют в своем деле, то Димитрий поступит, как угодно Богу и Царю (Хану Золотой Орды), чего Ольгерд не должен ставить ему в вину".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.22./

Московский князь Димитрий в официальном договоре напоминает, что Золотоордынский Хан, наравне с Богом, является для него, Московского князя, единственным Хозяином и Повелителем и он не станет перечить решению Хана, он его выполнит беспрекословно. Он говорит о законном праве Хана повелевать как князем Московским, так и князем Тверским.

Выше на той же странице у Н.М. Карамзина есть следующие слова: - "...написали договор, включив в него с одной стороны, Князей Тверского и Брянского, с другой же Рязанских, названных Великими".

То есть Л.Н. Гумилев отчетливо знал - к 1373 году в Суздальской земле существовали обособленно в составе Золотой Орды на правах удельных Улусов: Великое Тверское княжество, Великое Рязанское княжество, Великое Московское княжество, но угождая Московской правящей элите, вносит, казалось бы, совсем мелкую помарку, написав объединительно - Великое Княжество Владимирское. Этим он сразу внес в нашу мысль ложный отвлекающий образ, исказив саму суть явления. Ведь дань в Золотую Орду в 1373 году возили вполне конкретные князья: московские, рязанские, тверские и прочие. Но в таком случае, если во время заключения договора с Литвой в 1373 году, для Московии остается Богом и Царем Хан Золотой Орды, решению которого Московия обязуется повиноваться беспрекословно и в будущем, - о каком противостоянии между Москвой и Золотой Ордой может идти речь на Куликовом поле?

Есть и другие источники, опровергающие эту "великорусскую" ложь.

"Пожалуй, еще больший миф создан вокруг личности Димитрия Донского - тоже героя и предводителя русской (московской) рати во время Куликовской битвы, с которой напрямую связывается освобождение Руси (Московии) от татаро-монгольского ига. Конечно же у Дмитрия Донского даже в мыслях ничего не было похожего. Это все позднейшие "приписки". Дмитрий Донской пошел "воевать" Мамая. А кто такой был Мамай? Он - предводитель одной из военных противоборствующих группировок в Орде. Мамай не был из рода Чингисхана и потому считался узурпатором власти. Дмитрий Донской двинул против него свои дружины как против преступника, незаконно захватившего власть. Когда русский (московский) князь разбил Мамая, Тамерлан и другие ордынские предводители поздравили его с победой над "общим врагом". Как известно, после Куликовской битвы русские (московиты) еще сто лет платили татарам дань".
/"Аргументы и факты" № 46 , 1997 год, стр. 14. Ю.Н. Афанасьев "Пора перестать верить историческим мифам"./

Кстати, Димитрий Московский выступал против войск Мамая и раньше, в 1378 году, когда дрался на реке Воже с татарским мурзой Бегичем, подручным Мамая. Идя воевать против Мамая, князь Димитрий выступал, в первую очередь, за попрание Мамаем прав Чингисидов на Ханский Престол, и, во вторую очередь, - за единство Золотой Орды, как целостного Государства.

Выход войск князя Дмитрия из Москвы в 1380 г. на сбор в Коломну. Художник Е. ДанилевскийВ Куликовской битве на сторону князя-московита Димитрия не стал ни один князь других княжеств Суздальской земли. Ни один! Именно Димитрий Московский встал на защиту единства и порядка Золотой Орды.

Величайший парадокс так называемого "освобождения от татаро-монгольского ига"! Димитрия поддержали лишь князья вассально от него зависимые да литовские удельные князья - два Ольгердовича, Андрей Полоцкий и Дмитрий Корибут Брянский. Все!

Даже тесть Димитрия Донского - князь Нижегородский Дмитрий Константинович - не направил ему в помощь ни одного дружинника. Не говоря уже о Великих князьях Тверских, Рязанских, дружинах Новгорода, Пскова и т.д.

А ведь уже сотни лет российская элита "поет", так называемую хвалу о подъеме "всего русского народа" против "татаро-монгольского ига".

И еще одно, вот кого имел в своем войске темник Мамай:

"...он (Мамай) долго медлил, набирая войско из Татар, Половцев, Хазарских Турков, Черкесов, Ясов, Буртанов или Жидов Кавказских, Армян и самых Крымских Генуэзцев..."
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.36./

То есть войско Мамая практически состояло из одних наемников. Среди войска Мамая мы почти не видим коренных жителей Золотой Орды - татар. Что выглядит более чем странным, если верить "сказателям русской истории". Но если вспомнить, что Мамай кочевал преимущественно в степях Причерноморья, то в этом Мамаевом военном конгломерате ничего удивительного нет.

Татарский народ Поволжья и Каспия, составляющий вместе с булгарским и мордово-финским этносом Суздальской земли основу Золотой Орды, в своей массе не поддержал узурпатора власти - Мамая.

Интересен и количественный вопрос войск Мамая и Димитрия Донского. Здесь тоже обмана предостаточно. Российские "писатели истории" не поскупились и "застолбили" за московским князем Димитрием и Мамаем рати по 150 тысяч человек.

"Великий Князь хотел осмотреть все войско, никогда еще Россия (Суздальская земля) не имела подобного даже в самые счастливые времена ее независимости и целости; более ста пятидесяти тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Димитрий, выехав на обширное Поле Девичье, с душевною радостию видел ополчение столь многочисленное, собранное его Монаршим словом в городах одного древнего Суздальского Княжения, некогда презираемого Князьями и народом  южной России (имеется ввиду Киевская Русь)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.38./

Этими словами Н.М. Карамзин выдал простому читателю "Истории..." величайшую истину, а именно: Суздальское княжество и позже, отпочковавшееся от него - Московское, были местом ссылки низкородных князей; княжество нищее, малолюдное и во времена Киевского величия, абсолютно презираемое. Неужели и после этих слов Н.М. Карамзина кто-либо поверит, что в XI-XIII веках предки украинцев - поляне, древляне, уличи, тиверцы и т.д. бежали или "текли" в эти "презираемые" земли, дабы, смешавшись с "чудью", создать нацию «великороссов». И еще на одну мысль Н.М. Карамзина необходимо обратить внимание: он с величайшей гордостью противопоставляет московитов народу "южной России", то есть украинцам. Где под «Южной Россией» подразумевается Украина или по великорусскому - "Малороссия".

Утро на Куликовом поле. Художник А. БубновСогласно версии российских историков и так называемых "летописных сводов" войско Димитрия Донского состояло из двух частей: одна часть вышла из Московского Кремля, а вторая, литовская часть войска, присоединилась к первой в Коломне.

"...полки с распущенными знаменами... шли из Кремля в ворота Флоровские, Никольские и Константино-Еленинские, будучи провождаемы Духовенством с крестами и чудотворными иконами... В Коломне соединились с Димитрием верные ему сыновья Ольгердовы, Андрей и Димитрий, предводительствуя сильною дружиною Полоцкою и Брянскою".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.38./

Вот и все войско Димитрия Донского.

Но если даже представить, что на территории старого Московского Кремля пеших и всадников собралось 10-15 тысяч человек вместе с обозом, то любой человек должен понимать, что больше там, попросту, вместиться не могло. Это при том, если вся территория Кремля была забита людьми, как селедкой бочка.

То есть даже цифра 15 тысяч всадников и пеших является завышенной. А дружины Полоцкая и Брянская, естественно, даже вместе не превосходили Московскую, иначе речь должна идти о победе над Мамаем не Московских войск, а о победе Литовских князей над Мамаем.

Итак, под рукой Московского князя Димитрия было не более 20-25 тысяч человек. Это подтверждается и другими косвенными источниками.

По повествованию Н.М. Карамзина Куликовская битва длилась не более 3-4 часов:

"Войско тронулось и в шестом часу дня увидело неприятеля среди обширного поля Куликова".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 40./

end kulikovo battleВначале произошел поединок Пересвета с Челубеем, о чем Н.М. Карамзин говорит вскользь и то лишь там, где Димитрий Донской уже осматривает поле боя и "плоды великой победы":

"...и многие другие положили головы за отечество, а в числе их и Сергиев Инок Александр Пересвет, о коем пишут, что он еще до начала битвы пал в единоборстве с Печенегом, богатырем Мамаевым, сразив его с коня и вместе с ним испустив дух".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 42./

Здесь необходимо помнить, что войска Мамая исповедовали Ислам и с восходом солнца верующие обязаны были принести молитву Великому Аллаху. Необходимо также помнить, что Куликовская битва произошла 8 сентября, когда солнце появляется над землей только к 7 часам утра, а значит, единоборство представителей обоих сторон не могло закончиться ранее этого времени, а скорее - позже.

После поединка произошло столкновение основных сил:

Удар Засадного полка. Художник В. Маторин. П. Попов"На пространстве десяти верст лилася кровь Христиан и неверных. Ряды смешались, инде Россияне (литовско-московское войско) теснили Моголов, инде Моголы Россиян, с обеих сторон храбрые падали на месте, а малодушные бежали: так некоторые Московские неопытные юноши - думая, что все погибло - обратили тыл...
Настал девятый час дня, сей Димитрий (Литовский), с величайшим вниманием примечая все движения обеих ратий, вдруг извлек меч и сказал Владимиру: "Теперь наше время". Тогда засадный полк выступил из дубравы, скрывавшей его от глаз неприятеля, и быстро устремился на Моголов. Сей внезапный удар решил судьбу битвы, враги изумленные, рассеянные не могли противиться новому строю войска свежего, бодрого, и Мамай, с высокого кургана смотря на кровопролитие, увидел общее бегство своих... и бежал вслед за другими".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 41./

Вот и вся Куликовская битва.

Очевидно, что битва 300 тысяч человек на очень ограниченном в размерах Куликовом поле, не могла закончиться в течение 3 часов.

Для сравнения можно вспомнить Бородинское сражение, где численность войск зафиксирована с определенной точностью. Здесь российским историкам врать попросту не позволили мировые и французские историки.

"…(русская армия в Бородинском сражении имела) 132 тысячи человек и 624 орудия, (а французская) - 135 тысяч человек и 587 орудий...". "Сражение началось около 5 часов 30 минут утра 26 августа... (только) с наступлением темноты Наполеон отвел войска на исходные позиции..."
/БСЭ, третье издание, том 3, стр.578-579./

Как видим, в Бородинском сражении, где каждой из сторон было задействовано меньше войск, чем в Куликовской битве, бой длился с утра до позднего вечера. Но так и не закончился.

Французская армия в Бородинском бою потеряла 30 тысяч человек (по французским данным), российская армия - потеряла 44 тысячи человек (российские данные). При том, мы не должны забывать, что с применением артиллерии резко увеличиваются потери в живой силе. Но даже с учетом данного фактора потери в войсках составили 30% от их состава.

Однако "сказатели истории" сотни лет пытаются всех убедить, что при помощи только меча, сабли, секиры и пики можно за 3 часа на маленьком ограниченном со всех сторон лесом и реками Куликовом поле, уничтожить сопротивляющуюся армию в 150 тысяч человек. Притом в военных доспехах (шлем, кольчуга, щит и т.д.).

donskoiИнтересны еще некоторые аспекты Куликовской битвы.

Димитрий Московский перед сражением отдал свой княжеский убор и своего коня простому боярину, велел тому одеться в великокняжеские доспехи и стать под великокняжеским Московским Знаменем, то есть, заменить Димитрия, а сам, "замаскировавшись в одежду простого воина", ушел в ряды простолюдинов. Там он и сражался среди рядовой массы людей, где был оглушен и лежал без сознания у "срубленного дерева".

Князь не руководил битвой, как полководец, не управлял войсками в ходе сражения, а отчего-то запрятался среди простых воинов.

Есть еще одна сторона Куликовской битвы. По версии "сочинителей истории", на помощь Мамаю шел Литовский князь Ягайло.

"Ягайло в день битвы находился не более как в 30 или в 40 верстах от Мамая: узнав ее следствие, он пришел в ужас и думал только о скором бегстве, так что легкие наши отряды нигде не могли его настигнуть".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 42./

Оказывается, литовский князь Ягайло со своими свежими войсками испугался потрепанного Московского войска. Это при том, что его родные братья Андрей и Димитрий (Полоцкий) со своими дружинами выступали на стороне Московского князя.

Возможно, потому и побежали войска Мамая, что узнали о приближении войск Литовского князя Ягайла! Ведь для них не было секретом, что войска братьев Ягайла сражались на Куликовском поле, и стояли в самом центре сражения. Они не прятались, как Димитрий Московский, сражались открыто под своими княжескими знаменами. Тогда и поведение Димитрия Московского вполне объяснимо. В случае поражения, он мог сослаться на принуждение литовских князей, мол, захватили да принудили сражаться. А возможно так оно в действительности и было, - поход организовали Литовские князья, а Московского князя, всего лишь, обязали принять участие.

События 1373 года, произошедшие за несколько лет до Куликовской битвы, подтверждают это предположение:

"Ольгерд (великий Литовский князь) немедленно выступил с войском в середине Великого поста и вел с собою Послов Димитриевых до Можайска; там отпустил их и, дав им зажженный фитиль, сказал: "Отвезите его вашему Князю. Ему не нужно искать меня в Вильне, я буду в Москве с красным яицом прежде, нежели этот фитиль угаснет. Истинный воин не любит откладывать, вздумал и сделал". - Послы спешили уведомить Димитрия о предстоящей опасности и нашли его в день Пасхи идущего к Заутрене, а восходящее солнце озарило на Поклонной горе стан Литовский. Изумленный Великий Князь (Московский) требовал мира, Ольгерд благоразумно согласился на оный, взяв с Россиян (московитов) много серебра и все их владения до реки Угры. Он вошел с Боярами Литовскими в Кремль, ударил копьем в стену на память Москве и вручил красное яицо Димитрию".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.23./

Само событие в полной мере объясняет "величие Московии", ее истинные возможности "сбросить татаро-монгольское иго" в 1380 году. Как видим, даже надобности в "сбрасывании ига" не существовало. Именно войска Золотой Орды постоянно защищали свой Московский Улус от посягательств соседей. Иначе Московия была бы просто уничтожена соседями, так и не появившись как самостоятельное государство.

Московский князь Димитрий, не поддержанный никем из других князей Суздальской земли, дрался всего лишь за сохранение существовавших династических порядков в Золотой Орде и своих личных привилегий, дарованных его роду еще Ханом Батыем. Вот чем в действительности была Куликовская битва 1380 года. Для Москвы это было лишь междоусобное столкновение внутри единого государства - Золотой Орды.

"Конечно, отношения русских (московитов) и тюрок в XIII-XVI вв. были не безоблачные, но в эпоху феодальной раздробленности это было неизбежно. Разве меньший вред наносили междукняжеские усобицы, например... Москвы с Тверью, или распри степных племен, например ногаев и ордынских татар? Однако это были неполадки внутри единой системы, единой культуры, единой страны. Да если бы было иначе, разве смогли бы русские (московиты) землепроходцы с ничтожными силами пройти сквозь огромную Сибирь и Дальний Восток".
/Л.Н. Гумилев "В поисках...", стр.352-353./

Великое Княжество Ольгерда в те далекие времена именовалось следующими словами: "Великое княжество Литовское, Руское и Жемойтское". А руськими людьми - русинами в том княжестве назывались жители сегодняшней Украины!

Одной из главнейших предпосылок, которые принудили московский истеблишмент к запуску величайшего "примеса лжи" в сочиняемую великороссами собственную историю стало освобождение Руси (естественно Киевской, ибо иной никогда не существовало) от татарской зависимости в 1362 году. В результате освобождения украинский славянский этнос получил возможность сформироваться, как самостоятельный народ. Вот что об этом событии говорит "Слуцкая летопись", написанная значительно раньше работ Н.М. Карамзина:

"Коли господаремь был на литовьскои земли князь великий Олгирд и, шедь в поле с литовьским воискомь, побиль татар на Синеи воде, трех братовь: князя Хачебея а Кутлубуга и Дмитрия. А тыи трии браты Татарьское земли, отчичи и дедичи Подольскои земли, а отт них заведали атамани и боискаки, приеждючи от тыхь атамоновь, имовали с Подольскои земли дан".
/Слуцкая летопись - Т. 35: Летописи белорусско-литовские. М. 1980. — С. 74/

Московская правящая элита не могла смириться с тем фактом, что после освобождения в 1362 году Киевской Руси, Московия еще более 200 лет оставалась в составе Орды. Платила дань и по-прежнему возносила в своих храмах молитвы Хану, как своему Государю, раболепствовала перед татарами.

Отсюда и родилась величайшая ложь о Куликовской битве, о великом «святом» Димитрии Донском, об уничтожении татарского ста пятидесяти тысячного войска всего лишь за 3-4 часа.

Оборона Москвы от Тохтамыша в 1382 г. Худ. А. ВаснецовА сейчас посмотрим, что произошло в Московии после Куликовской битвы.

"[1381 г.] В следующее лето Хан (Тохтамыш) послал к Димитрию Царевича Акхозю и с ним 700 воинов требовать, чтобы все Князья наши (Суздальские), как древние подданные Моголов, немедленно явились в Орде. … Димитрий, излишно надеясь на слабость Орды, спокойно занимался делами внутреннего правления".
"Прошло около года... Вдруг услышали в Москве, что Татары захватили всех наших купцов в земле Болгарской и взяли у них суда для перевоза войска Ханского через Волгу; что Тохтамыш идет на Россию (Московию)... и Великий Князь, потеряв бодрость духа, вздумал, что лучше обороняться в крепостях, нежели искать гибели в поле. Он удалился в Кострому с супругою и с детьми, желая собрать там более войска и надеясь, что бояре, оставленные им в столице, могут долго противиться неприятелю".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 45-46./

Кострома была глухой, затерянной в лесах глубинкой Московского Улуса. Но если Карамзин с преданностью оправдывает князя, то вот, как он клеймит за то же деяние Митрополита. Вот она великорусская двойная мера, для своих и для чужих.

"Сам Митрополит Киприан выехал из столицы в Тверь, предпочитая собственную безопасность долгу церковного Пастыря, он был иноплеменник! Волнение продолжалось, народ, оставленный Государем и Митрополитом, тратил время в шумных спорах и не имел доверенности к Боярам".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.46./

А кто же в 1382 году возглавил оборону Москвы?

"...явился достойный Воевода, юный Князь Литовский именем Остей, внук Ольгердов... Умом своим и великодушием, столь сильно действующим в опасности, он восстановил порядок, успокоил сердца, ободрил слабых..."
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.46./

Появление во главе обороны Москвы Литовского Князя развеяло еще один миф Российской истории - миф о единстве князя и народа. Князь был пришлым человеком. И даже в 1382 году он правил всего лишь опираясь на ханский ярлык.

Необходимо также помнить - Литва, в противоположность Москве, никогда не подчинялась Орде, даже проигрывая отдельные битвы; не платила татарам дань, как это делали московиты в течение сотен лет. Поэтому, впоследствии, Московия лютой ненавистью ненавидела Литву и Украину, не склонивших своих голов перед Золотой Ордой. Великое Литовское княжество, в которое входили народы Литвы, Украины и Белоруссии, было всегда той занозой, которая напоминала Московии о трехсотлетнем унижении перед ордынскими пришельцами.

Москва и на этот раз была покорена, уничтожена и сожжена. Юный Литовский князь Остей погиб, защищая Москву. Князь Димитрий, так званый Донской, отсиделся с семьей в далекой лесной глухомани, ожидая в страхе, не разыщет ли его Тохтамыш. Такова судьба Москвы 1382 года, спустя два года после Куликовской битвы.

"...Какими словами, - говорят Летописцы, - изобразим тогдашний вид Москвы? Сия многолюдная столица кипела прежде богатством и славою, в один день погибла ее красота, остались только дым, пепел, земля окровавленная, трупы и пустые, обгорелые церкви. Ужасное безмолвие смерти прерывалось одним глухим стоном некоторых страдальцев, иссеченных саблями Татар, но еще не лишенных жизни и чувства".
"Войско Тохтамышево рассыпалось по всему Великому Княжению. Владимир, Звенигород, Юрьев, Можайск, Дмитров имели участь Москвы".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 48-49./

Только в Москве "погребли мертвых" на "300 рублей" - 24 тысячи человек, не считая заживо сгоревших, утонувших, да угнанных Тохтамышем в рабство. По очень осторожным прикидкам все подвергшиеся разорению княжества потеряли в 1382 году около 100 тысяч человек. Величайшие потери по тем далеким временам.

И вот что интересно - татары не простили Мамаю Куликового поражения: он был ими убит. А князь, сбежавший от своих подданных и принесший на свою землю страшное нашествие, со временем был прозван "Донским" и возведен в лик "святаго". После нашествия будущий "святой", князь Димитрий Иванович, как и прежде стал выпрашивать у Золотой Орды "ярлык" на московское княжение.

"Княжение Димитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадального русского народа (подразумевается народ земли Суздальской). Беспрестанные разорения и опустошения то от внешних врагов, то от внутренних усобиц следовали одни за другими в громадных размерах. Московская земля, не считая мелких разорений, была два раза опустошена литовцами, а потом потерпела нашествие Орды Тохтамыша; рязанская - страдала два раза от татар, два раза от москвичей и была приведена в крайнее разорение; тверскую - несколько раз разоряли москвичи; смоленская - терпела и от москвичей, и от литовцев; новгородская - понесла разорение от тверичей и москвичей. … Сам Димитрий не был князем, способным мудростью правления облегчить тяжелую судьбу народа; … в его действиях виден ряд промахов. Следуя задаче подчинить Москве русские земли (земли других Суздальских княжеств), … он не уничтожил силы и самостоятельности Твери и Рязани, … Димитрий только … подвергал напрасному разорению ни в чем не повинных жителей этих земель; раздражал Орду, но не воспользовался ее временным разорением, не предпринял мер к обороне против опасности; и последствием всей его деятельности было то, что разоренная Русь (Суздальская земля) опять должна была ползать и унижаться перед издыхающей Ордой".
/Н.И. Костомаров «Русская история …», Глава 11/

После смерти Димитрия на княжение в Москве был посажен Золотой Ордой его сын Василий, правивший с 1389 по 1425 год.

"Димитрий оставил Россию (Московию), ...юный сын его, Василий, отложил до времени мысль о независимости и был возведен на престол в Владимире Послом Царским (Золотоордынским), Шахматом".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 68./

Не нужно думать, что в наследовании княжеского стола, преимущество сразу же было отдано Василию. Нет! Все продавалось и покупалось.

"Ярлык ханский не утверждал неприкосновенным на столе ни великого, ни удельного князя, только обеспечивал волости их от татарского нашествия; в своих борьбах князья не обращали внимания на ярлыки: они знали, что всякий, кто свезет больше денег в Орду, получит ярлык преимущественно пред другими и войско на помощь".
/С.М. Соловьев "Чтения и рассказы ...", стр.193./

Слова Н.М. Соловьева развеяли еще один миф «великороссов» о якобы сознательном и целенаправленном "собирании земли русской" Московскими князьями еще с незапамятных времен. Это чистой воды вымысел. Шла обычная борьба за чужой кусок земли, за чужой хлеб, за чужое богатство и имущество. Москва собирала дань с величайшей жестокостью. Ведь там была не только дань Золотой Орде, но и собственный московский кусок.

37 map max

А теперь посмотрим, какие же земли закрепил за Московией Хан к концу XIV началу XV века. Только прошу обратить внимание: Н.М. Карамзин, когда пишет о Московском княжестве-Улусе, автоматически отдает ему все земли других "великорусских" княжеств, хотя они были обычными враждующими конкурентами. И в XV веке не входили в княжество Московское.

"...Великий Князь сам поехал к нему (Витовту Литовскому) в Смоленск, где среди веселых пиров наружного дружелюбия они утвердили границы своих владений. В сие время уже почти вся древняя земля Вятичей (нынешняя Орловская Губерния с частию Калужской и Тульской) принадлежала Литве: Карачев, Мценск, Белев с другими удельными городами Князей Черниговских, потомков Святого Михаила, которые волею и неволею поддалися Витовту. Захватив Ржев и Великие Луки, властвуя от границ Псковских с одной стороны до Галиции и Молдавии, а с другой до берегов Оки, до Курска, Сулы и Днепра, сын Кестутиев был Монархом всей южной России (Киевской Руси), оставляя Василию (Московскому князю) бедный север, так, что Можайск, Боровск, Калуга, Алексин уже граничили с Литовским владениям".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.85./

Необходимо также отметить, что и "Южной России" в XIV-XV веках не существовало. Московский князь Димитрий Донской, а после его сын Василий повелевали – московитами. А московиты никогда русинами не были.

"Всякий раз, едва доведется читать о событиях XII-XIII столетий, необходимо помнить: тогда "Русью" называли... - киевское, переяславское и черниговское княжества. Точнее: Киев, Чернигов, река Роусь, Поросье, Переяславль-Русский, Северская земля, Курск. Сплошь и рядом в древних летописях пишется, что из Новгорода или Владимира (Суздальского)... "ехали в Русь!" То есть - в Киев. Черниговские города - "русские", а вот смоленские - уже "нерусские".
/А.А. Бушков "Россия, которой не было", стр.117./

Украли слово "руский" (переиначив его на греческий лад) у коренного народа Поднепровья московиты значительно позже, когда понадобилось "великое прошлое" для империи. Тогда и Куликовскую битву подали как попытку "освобождения от татаро-монгольского ига".


Источники:

- С.М. Соловьев "История России с древнейших времен" (1851 - 1879 годы);

- Н.И. Костомаров «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей»;

- Л.Н. Гумилев "В поисках вымышленного царства";

- Л.Н. Гумилев "Меня называют евразийцем";

- Н.М. Карамзин "История государства российского" (1803 - 1829 годы);

- А.А. Бушков "Россия, которой не было";

- Ю.Н. Афанасьев "Пора перестать верить историческим мифам";

- Ю.Н. Афанасьев "Взгляд из Москвы";

- Г. Конискій. "Исторія Русовъ или Малой Россіи";

- Большая Советская энциклопедия;

- В.Б. Белинский «Страна Моксель или Московия» – Роман-исследование;

- Ізбоник;

- Материалы из Википедии — свободной энциклопедии.

Контакти

З питань організації навчань:

  • Email : Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.
  • Святослав : (+38) 095-577-7084 
  • Вітер : (+38) 050-382-0842

З питань щодо роботи сайту та форуму:

  • Email : Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Інформація

ДОПОМОГТИ ПРОЕКТУ
На сайті 614 гостей та користувачі відсутні
Перегляди статей
2491680